ВЫБОРЫ – НИЧТО, МАКУЛАТУРА – ВСЁ!

Просмотры 867

ЛисичанскГород

Просматривая свой рабочий блокнот обнаружил интересный факт, невольным свидетелем которого я стал еще 29 апреля, но почему-то до сих пор не осмелился поделиться с вами, дорогой читатель.

Но, как говорила одна из начальников управления Лисичанского горсовета, выходя замуж в 50 лет, «лучше поздно, чем никогда». 29 апреля прямо под окнами моей редакции в гостинично-офисном комплексе «Лисичанск» наблюдалась такая картина. Напротив гостиницы – к боковому входу в здание Центра внешкольной работы со школьниками и молодежью (бывший «Дом техники») пришвартовался фургон с надписью «Прием макулатуры», «ЧП «ПАКТ», телефон – 0504282186». Из бокового входа ЦВРШМ работники этого внешкольного учебного заведения, находящегося в ведении отдела образования Лисичанского горсовета (начальник — Игорь Ганьшин, заместитель – Эдуард Щеглаков), выносили массивные стосы печатной продукции, большинство из которых даже не были распакованы. Возле фургона стояли весы, на которые грузилась печатная продукция, которая потом загружалась непосредственно в фургон. Бросив свои кружки и студии, работники центра в поте лица своего (буквально), переквалифицировавшись в грузчиков с соотвествующим характерным словарным запасом, бросали на весы печатное слово. Наверное, с таким рвением когда-то средневековая инквизиция сжигала труды Николая Коперника, в 30-е годы минувшего столетия гитлеровцы бросали в костер бессмертные труды Ремарка, а совсем недавно в Криме оголтелые представители «русского мира» сжигали украинскую литературу. Процесс погрузки длился довольно долго. Я периодически наблюдал за процессом. Хотелось даже помочь хрупким женщинам, которым по КЗОТу не положено поднимать больше 8-ми килограммов, но так и не решился вмешаться в этом интимный процесс. Обратил внимание, что загружаться стали связки методических пособий, кодексов с законами по выборному законодательству, так необходимых многим из нас особенно в период выборов. Но, кто-то решил, что макулатура в виде новенькой книги принесет больше пользы, чем сама книга. А ведь сколько средств было затрачено государством на их написание, изготовление, доставку и т.д.? Я тут же позвонил секретарю Окружной избирательной комиссии №107 на минувших выборах в Верховну Раду Украины осенью минувшего года Антониде Мельниковой. Именно в здании ЦВРШМ и располагалась ОИК и вся ее документация. Она сообщила, что по закону, через полгода после выборов вся документация ОИК подлежит уничтожению. В принципе, все законно. Другое дело – почему этой документации осталось не пару-тройку папок, а несколько тонн! Почему эта литература не была использована? Вопросы – к председателю ОИК Наталье Кравченко, которую сразу же после выборов их победитель Дунаев «пригрел» сначала на непыльной должности юриста Лисичанского троллейбусного управления, а с его ликвидацией – помощником народного депутата. По всей видимости, именно Кравченко подписала акт о списании литературы, простите, макулатуры.

Настал волнующий момент расчета. В 12.58 мужичок из фургона, закрыв задний борт, достал из широких штанин блокнот, где делались записи с результатами «погрузки», калькулятор и пресс денег. Путем несложных подсчетов жужичок огласил свой вердикт и часть пресса денег перекочевала из его рук в руки одной из работниц – на вид – руководителя балетного кружка. В это время совершенно случайно подошла статная дама – на вид директор этого детского заведения с низкой заработной платой, как у всех в нашем образовании. Часть денег – на вид несколько купюр цвета двухсоток, их рук запыхавшейся, как после четырехактной партии умирающего лебедя из «Лебединого озера», руководителя балетного кружка перекочевали в руки не запыхавшейся на вид директора, которая, впрочем, во время погрузки периодически выходили и контролировала процесс.

Таким образом, книга, как источник знаний, стала для некоторых на вид носителей знаний источником вполне себе трудовых доходов (попробуйте на своем горбу загрузить несколько тонн). Дальнейшая судьба купюр неизвестна. Надо спросить у гражданина Ганьшина. Возможно, эти несколько тысяч заактированы и оприходованы, а на эти скромные средства закуплены материалы для кружка кройки и шитья, мягкой игрушки или спортинветнарь для наших деток. Тогда почему, сумма была разделена, как минимум, на две части и оказалась у двух сотрудников ЦВРШМ? Наверное, одна сумма пошла на мягкую игрушку, а другая – на закупку балалаек?

Как вы думаете?

Александр Мазан, 16 июля 2015 года

Запись опубликована в рубрике Город. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.