ПЯТОГО ИЮНЯ ПОГИБ УЧАЩИЙСЯ ЛИСИЧАНСКОГО СТРОИТЕЛЬНОГО ЛИЦЕЯ

Город

Юрий Згурский родился, вырос и жил в поселке Нижнее (в районе Тошковки), на живописном берегу Северского Донца. После 9-го класса поступил в Лисичанское ПТУ №56 (ныне – Лисичанский строительный лицей), после окончания которого был призван в ряды Советской Армии и направлен в Афганистан. Погиб он 5-го июня 1985 года, «Спасая товарищей». Именно так называется небольшой очерк об этом «нижнянском» мальчишке, написанный ровно 20 лет назад неким автором Л.Стрельник. Очерк вышел в сборнике «Луганщина помнит своих героев», вышедшем в Луганске в 2011-м году. К сожалению, больше ничего об этом герое, посмертно награжденном орденом Красной Звезды, найти не удалось. А ведь строительный лицей – вот он, рядом. Рядом и Нижнее, где наверняка еще жива мама Юры, его школьные друзья (других он просто не успел завести), его школа. Я часто себя спрашиваю: «Что ты пишешь о всякой ерунде, когда нам в глаза смотрит этот мальчишка, навсегда оставшийся молодым, и никто не знает о нем больше того, что написал(а) в своих трех строчках по команде сверху Л.Стрельник?» Кстати, у входа в Лисичанский строительный лицей есть замечательный памятник двум выпускникам ПТУ №56, погибшим в Афгане – Юрию Згурскому и Александру Миронову. И большая заслуга в этом бывшему директору лицея Андрею Солодчуку. Я напишу о Згурском. Как и о других афганцах из нашего края, не вернувшихся из чужой для нас земли. А сейчас предлагаю вашему вниманию тот самый двадцатилетней давности очерк Л. Стрельник(а).

«ЗГУРСКИЙ ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ

Родился 23 сентября 1966 г. в п.Нижнее на Луганщине. Рядовой. Погиб 5 июня 1985 г. Награжден орденом Красной Звезды (посмертно)

«Спасая товарищей»

Еще мальчишкой Юра любил взбираться на самые высокие холмы, окаймляющие его родной поселок, и смотреть вдаль. Там блестел на солнце Донец. Вдоль реки вереницами тянулись улицы, хаты утопали в цветущих душистых садах. А за рекой, сколько взглядом охватишь, такие безбрежные лесистые просторы, что аж дух захватывает. А соловьи поют так поют – как, наверное, нигде больше на этой Земле. С ватагой мальчишек он ходил за Донец по ландыши. Он приносил их маме. Она благодарно улыбалась и вместе с тем просила, чтобы Юра был в лесу поосторожнее, потому  что со времен Великой Отечественной много всяких невзорвавшихся  мин и снарядов осталось. Ведь здесь долгое время стояла передняя линия фронта. И много, много детских жизней унесла послевоенная пора: те мину разбирали, те лимонку в костер бросали… И не думала мама, что передний край войны у Юры будет там, в далеком Афганистане. «За что, за что погиб мой дорогой сыночек? – безутешно причитает до сих пор убитая горем мать. Ему только-только исполнилось 18 лет, и его забрали в армию. Где она взялась, эта армия! Как жаль, что Юра погиб ни за что. Такой молодой. У меня была вся надежда на него, а теперь и жизнь мне стала темной и невеселой… По характеру мой Юра был добрым и уважительным. Еще как ходил в школу, он имел много друзей, и меньше себя на 3-4 года, и старше на столько же… Мой сыночек писал мне, что уже прослужил восемь месяцев. В службу втянулся, приеду, мол, поступлю в техникум. Ох, как жаль, я до сих пор не могу жить спокойно, все плачу за ним». Война, убивая солдата физически, убивает морально и его родных. Маму Юрия, Валентину Ивановну, пули, пронзившие сердце сына в Афганистане, настигли и на Украине. В мае взвод Юрия Згурского получил задание – ликвидировать бандформирование в окрестностях одного из кишлаков. Гористая местность позволяла противнику хорошо маскироваться. Юра с несколькими товарищами шел впереди взвода. Солнце стояло в зените, раскаляя скалы, как жаровни. Некоторое время вокруг стояла адская тишина. Когда же взвод полностью блокировал кишлак, оттуда ударили крупнокалиберные пулеметы. Стало ясно: число засевших за дувалами гораздо больше, чем предполагалось. Но наши ребята не дрогнули. Бой стремительно разгорался, отдаваясь в горах стотысячным эхом, словно там собралась на пир огромная стая  ненасытных шакалов. В какое-то мгновение Юра увидел пробравшегося во фланг душмана, чуть-чуть приподнявшегося из-за валуна и целящегося из винтовки в Юриного товарища. Перезаряжая свой АКС, Юра мгновенно прикрыл товарища своим телом… Истекающего кровью Юру отправили на вертолете в госпиталь. Врачи сделали все возможное, чтобы спасти юношу. Но рана оказалась смертельной. Природа снова расцветает ликующим маем. И все так же, как в Юрином детстве, безумно поют соловьи у Донца. И мать, выйдя из хаты, смотрит так же, как и ее сын когда-то, в бесконечную даль. Да вот только за слезами ничего не видит. И что ей эти соловьи, эти сады, полыхающие белой вьюгой, если нет сына?!

Л.Стрельник, 1994

Подготовил Александр Мазан, 27 июня 2014 года

Запись опубликована в рубрике Город. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.