ИЗ ЛИСИЧАНСКА СБЕЖАЛО БОЛЕЕ ПЯТИДЕСЯТИ УЧИТЕЛЕЙ

Просмотры 699

Город

Об этом на заседании постоянных комиссий Лисичанского горсовета 28 августа заявил этнический россиянин Игорь Ганьшин, который родился и вырос в маленьком российском городке Донецке Ростовской области. Поскольку уровень российских вузов не выдерживает сравнений с украинскими «вишами», то Игорь Иванович отправился получать высшее образование в другой Донецк – украинский. Здесь он закончил Донецкий национальный университет. На Украине ему понравилось, т.к. уровень жизни здесь был несравненно выше. Поэтому он сделал все возможное, чтобы не получить распределение на малую историческую родину. Ему пошли навстречу и отправили нести доброе и вечное в Лисичанск – в школу №19 на поселке «Шахты «Матросской». Не знаю, явилось его пребывание там причиной закрытия этой некогда известной в области школы, но случилось именно так, а россиянин Ганьшин стал потихоньку взбираться по карьерной «драбині». Пока не взобрался аж в кресло начальника Лисичанского отдела образования. При этом он получил еще два высших образования. Возможно, именно Игорь Иванович стал прообразом одного украинского анекдота. Приходит студент в вуз, снимает пальто в гардеробе, шапку, шарфик, отдает бабусе-гардеробщице и рукавом наводит блеск на двух ромбиках, касующихся у него на пиджчке из «Мосторга». А бабуся и спрашивает: «А шо це у тебе за цяцьки на пиджачку, синку?» «А это, бабка, я уже два высших образования получил!» «Так шо, ще й на третэ вчишся?» «Да, бабка, давай жетон скарее, на лекцию апаздываю». А бабулька и говорит: «Чи ти такий дурний, що тебе так довго учать?»

К чему такое вступление? А к тому, что я даже не сомневаюсь в том, что ничего украинского в таких чиновниках не было, нет и не будет. Как говорится, сколько россиянина ни корми… По крайней мере, за последние годы этот чиновник в украинском патриотизме замечен не был. А когда в 2007-м году, Ганьшин выступал в горсовете, чтобы убедить депутатов дать согласие на то, чтобы отдать под разборку детские сады на поселке стекольного завода, а Дом пионеров – какой-то не совсем понятной церкви (церкви там нет до сих пор, кстати), то он пытался прочитать два слова на украинском примерно так: «за две тысячи шестой рык». Как говорится, Азаров отдыхает. Говорят, что можно попугая быстрее научить. Я уже не говорю о печально известном майском референдуме и роли товарища Ганьшина в нем и после него.

28 августа Ганьшин выступал с проектами нескольких решений по его ведомству, которые в этот же день планировалось вынести на пленарное заседании сессии Лисичанского горсовета буквально через полчаса. Понятно, что эти проекты должна была рассматривать профильная постоянная комиссия – по вопросам образования, охраны здоровья, социальной защиты населения, культуры, физической культуры и спорта, молодежи, семьи и ветеранов. Но, из 6-ти членов этой комиссии на заседании отсутствовали четверо во главе с председателем – депутатом от Партии регионов Виталием Маслаковым. В наличии оказались лишь «регионалы» Юрий Положенцев и Максим Бунегин, а след простыл не только от Маслакова, но и от их однопартийцев Татьяны Суржан – секретаря комиссии, Александра Ситникова и коммуниста Николая Калиберды, не появлявшегося в стенах горсовета последние несколько лет. Само по себе рассмотрение этих законопроектов по этой причине являлось нелегитимным, но еще один россиянин с похожей судьбой – Константин Гатилов, который проводил заседание, действовал по известному российскому принципу: «Нас – рать! Чяго хатим, таво и тварим! Украина и ее народ все стерпят».  Ганьшин озвучил проекты, в ходе обсуждения которых он заявил, что на тот день более 50-ти преподавателей Лисичанского отдела образования написали заявления на расчет и уже давно «нарезали» из нашего города. Понятно, что они покинули Лисичанск, увидев по «Раше тудей», как хорошо живется в России. Но, как стало известно «Своему Взгляду», подавляющее большинство сбежавших учителей Лисичанска активно участвовали на стороне сепаратистов в недавних событиях в Лисичанске, в том числе в проведении референдума, поэтому понимали, что за эти действия можно было очутиться в несколько других учреждениях. Хотя, те же Нестерова, Григорьева, Суржан, Шадрина никуда не уехали и, похоже, карающий меч украинского законодательства минует их головушки.

Как видим, господин Ганьшин очень спокойно констатировал факт массового исхода своих подчиненных и так же спокойно перешел к обсуждению следующего вопроса. Кстати, с одной стороны, это хорошо. Наши школы избавились от «пятой колонны», но у меня вопрос: «А кто пришел им на смену и пришел ли вообще?»

Александр Мазан, 1 сентября 2014 года

Запись опубликована в рубрике Город. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.