«ИЗ ИСТОРИИ ЛИСИЧАНСКОГО КАМЕННОУГОЛЬНОГО РАЙОНА» ШУБИНА ПРИДУМАЛИ ГОРНЯКИ ЛИСИЧЬЕЙ БАЛКИ!?

Город

По преданию, когда Шубин обходил свои владения, то он всегда был где-то рядом с любым из работающих шахтеров. Подобно Хозяйке Медной Горы на Урале, он отвечал за все подземные сокровища Донбасса. Увидеть Шубина – значит получить или сказочную помощь, или «черную метку», предупреждающую о неминуемой опасности.

Сведений о горном духе по имени Шубин нет ни в дореволюционной, ни в советской этнографической литературе. Не упоминается он и в новейших фундаментальных изданиях, таких как двухтомник «Мифы народов мира. Энциклопедия» и «Мифологический словарь». Горнорабочим старых промышленных районов Урала и Алтая этот фантастический персонаж тоже был неизвестен. Поверья о Шубине издавна бытуют только в шахтерском Донбассе, где добыча угля началась в первой половине XVIII века. А поскольку «Колыбелью Донбасса» является Лисичанск, можно предположить, что и мифический образ Шубина возник именно в среде первых шахтеров Лисичьей Балки.

Наш знаменитый краевед Владимир Подов в книге «Легенды и были Донбасса» рассказывает такую историю появления этого персонажа. На соляной шахте работали Игнат Шубин и откатчица Христина. Они любили друг друга, собирались пожениться. Но в результате несчастного случая Христина погибла. Виновным в ее смерти признали шахтовладельца. В отчаянии Игнат убил его, а сам бросился в шурф. Бродит он теперь в темных штреках и ищет свою возлюбленную. А писатель Борис Горбатов в одной из своих книг приводит легенду, будто Шубин – это бывший шахтер, поссорившийся с начальником-иностранцем и из мести взорвавший выработки.

Есть и другое предположение. Шубин – это душа погибшего рабочего-газожега. Была раньше такая жуткая специальность: выполнять работу по выжиганию метана в горных выработках, что предотвращало его накопление и взрыв. Газожеги ходили по штрекам со свечой или факелом и провоцировали мелкие вспышки газа. А для того, чтобы не опалиться, надевали шубу овчиной наружу и периодически обливали ее водой. Поэтому газожегов называли «шубинами». А шахтеры, естественно, под землей держались от них подальше. Интересно, что в Англии газожегов называли «кающимися», носили они длинные балахоны, напоминающие монашеские, закрывающие лица.

Шубина живописуют как лохматого старичка с ярко горящими глазами и «волосатыми копытами». Или, как седого, кашляющего горняка с «крючком в руках», каким раньше тягали вагонетки. Обходя штольни, он по-стариковски кашляет. Вроде водяного, лешего, русалки или домового он обладает сверхъественными способностями, сочетая доброту и щедрость с чрезвычайной раздражительностью и злобностью. Причем, доброжелателен он к честным трудягам, а жесток – к алчным и наглым людям.

Шубин любит шутить: пугает шахтеров, внезапно разразившись во тьме смехом, или хватает за ногу. Обитает этот дух якобы в дальних или давно заброшенных выработках. Часто бродит он невидимкой по бесконечным подземным лабиринтам. Как и все духи, олицетворяющие стихию, он обладает неимоверной, сверхчеловеческой силой. Так или иначе, но для донбасских горняков прошлых веков Шубин однозначно был хозяином шахты и владыкой подземных богатств.

Говорят, что однажды Шубин обрушил к ногам трудолюбивого шахтера гору угля, так что счастливец разбогател за одну ночь. А еще Шубин помогал шахтерам в их тяжелом труде, например, сам гонял вагонетки с углем. А жадному владельцу шахты, закричавшему: «Я – хозяин! Я что хочу, то и делаю!», Шубин доказал, «кто тут на самом деле хозяин», разорив шахту взрывами рудничного газа, обвалами и наводнениями.

В одном из самых разных произведений донбасского фольклора – предании «Шубин» — говорится следующее: «В шахте был хозяин – Шубин. Иногда он может здорово помочь человеку, а другой раз осердится и выгонит из шахты. Как только выйдет последняя клеть с народом, он седым стариком садится в клеть и спускается в шахту. После этого шахта обязательно окажется затопленной. А то бывает он в виде человека-невидимки. Гоняет да гоняет вагоны с углем и дает заработать очень много…»

Получается, что Шубин и ангел, и демон в одном лице. И встреча с ним может не всегда привести к добру. У представителя известной шахтерской династии Александра Кирьякова свой взгляд на главного героя шахтерских легенд. По его мнению, происхождение образа Шубина было порождено суровой действительностью горняцкой жизни на шахтах стародавних времен и суеверными воззрениями шахтеров на жизнь и природу. Он считает, что в далеком прошлом «горняки верили в существование под землей какой-то грозной силы, которая по своей прихоти может погубить шахтеров, а может пощадить, помочь и даже осчастливить. В легендах о Шубине ясно проступает причина, ее породившая…»

— Я не верю в мистику, — рассказывает Александр Евгеньевич.- Но в моей шахтерской биографии было три момента, когда завал возникал именно там, где я находился всего несколько минут назад. Возможно, интуиция или предчувствие уводили меня с такого места. Ведь у тех, кто долго проработал в шахте, есть свое горняцкое чутье. Вообще, нынешние лисичанские горняки редко упоминают Шубина. Есть у нас такое выражение – кровля капает. Это значит, что усилилось горное давление, кусочки породы начинают откалываться, осыпаются. А значит, надо либо подкрепиться, либо уйти оттуда. В этом случае старые горняки говорят, что это Шубин предупреждает об опасности. Раньше мне чаще приходилось слышать, как шахтеры говорили, мол, Шубин завалил, Шубин забрал. А дед мой, который родился еще в XVIII веке, говорил, что Шубин охраняет недра земли, чтобы мы их не забирали…

Но, ни помощь Шубина, ни иконка-оберег в кармане шахтерской «робы» не спасают горняков от осознания факта, что каждый раз, спускаясь в шахту, они могут оттуда не вернуться.

Из книги Валерия Кихтенко «Легенды Лисичанска. Невыдуманные истории из прошлого», Лисичанск, 2010 г.

Подготовил к публикации Александр Мазан, пресс-служба ПАО «Лисичанскуголь», 5 марта 2015 года

«Спортивный Донбасс». Фристайл. Лыжная акробатика

Запись опубликована в рубрике Город. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.