СЕРГЕЙ КАЛЕНЮК, НИКОЛАЙ ЛОМАКО: «ТЕРРАФОКСЫ И ДРУГИЕ ЛИСИЧАНЕ» (выпуск 8)

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса»

«ЛИСИЧАНСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГОРНОГО ДЕЛА ДОНБАССА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 154)

Сергей Каленюк и Николай Ломако. Лисичанск. ЧП «Принтэкспресс», 2010 год, тираж 200 экз.

В этой книге читатель узнает о террафоксах, первыми заселивших лисичанские кручи, которые ошибочно называют Сокольими горами, и о казацком прошлом Верхнего,

о роли Григорий Капустина, Леонида Лутугина и Дмитрия Менделеева в истории Лисичанска, о лисичанских корнях Петра Войкова, чьим именем названы десятки заводов, шахт, улиц, нечто новое о писателе Петре Северове, поэте Владимире Сосюре и его друге – лисичанском художнике Илларионе Горохе. Книга будет интересна тем, кто не равнодушен к истории своей малой родины – Лисичанску.

Книгу представляет библиотека «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» совместно с авторским проектом Александра Мазана «История и краеведение Донбасса». Автор публикации позволил себе некоторые редакторские правки.

 

(продолжение)

ТРЕТЬЯ РОТА. ВЕРХНЕЕ

Третья Рота… Эти слова сразу вызывают ассоциацию с нежной лирикой Владимира Сосюры, его ранимо откровенным автобиографическим романом «Третья Рота». Вспоминаются стихотворные строки поэта:

Третя Рота… Донець і копальні,

Дим заводу над синню ріки…

Як салюти гудуть привітальні

Над віками Донбасу гудки.

Сегодня территория Третьей Роты – неотъемлемая часть Лисичанска – города, который называют «Колыбелью Донбасса» с его терриконами, грохотом поездов, дымом заводов… и степными травами, в памяти которых – копыта коней кочевников и казаков.

Третья Рота – это название поселения, в котором во времена Славяносербии располагалась Третья Рота полка Депрерадовича, а потом и Бахмутского гусарского полка. Оно еще имело названия Высшее и Верхнее, а еще раньше – Белинка. Некоторые историки считают, что до появления Славяносербии каких-то постоянных поселений здесь не существовало. Выходит, что поэт для красного словца сказал о гудках «над віками Донбасу»? Мы согласны с Владимиром Сосюрой и считаем, что вековая история Придонцового Порубежья еще недостаточно изучена. Речушка Верхняя Беленькая столетьями находилась в центре событий, нам просто не известных. Верхнее стало частью Лисичанска, шахтерская история которого отдалила далекие события еще дальше и сделала их невидимыми. Дискуссия о первооткрывателях угля в Донбассе или события, связанные с открытием первой шахты, затмили интерес к более давней истории.

Внимательный взгляд на старые карты и изучение даже общедоступных документов позволит получить более полное представление о прошлом Третьей Роты. На карте, изготовленной голландским мастером Я.Тессингом в 1699 году для молодого российского царя Петра I, который в поисках выхода к морю обратил свой взор на юг империи, вокруг Верхней Беленькой никаких поселений не обозначено. Ближайшее поселение находится на левом берегу Северского Донца напротив впадения в него Верхней Беленькой и подписано оно по латыни как Worofskoj. Это и есть современный поселок Боровское.

Теперь посмотрим на «Достоверную ландкарту 1750 года» — мы так кратко обозначили интереснейшую карту с длинным названием «Достоверная ландкарта между рек Днепра и Донца на расстояниях от устья Самары до Изюма и Луганской Станицы. Сочиненная 1750 года в мае месяце». Были ли какие-нибудь поселения на месте Третьей Роты? На карте современная речка Верхняя Беленькая как «ближнья белинкая». На левом ее берегу при впадении в Северский Донец показано поселение, подписанное на карте как «с.Белинкое». Название села походит от названия речки. А рядом – еще два селения: Лобовка и Пещеровка. А на берегах самой реки Верхняя Беленькая – еще три хутора, расположенные там, где сегодня находятся поселки Николаевка и Волчеяровка – на левом берегу, а также на правом берегу, наверное, в Брянцевой балке. Еще один хутор стоит на балке Резанцова. Напротив Боровского – два поселения и пять – на речке Нижней Беленькой. Разве можно сказать, что «правый берег Донця оставался дикой, незаселенной степью», как пишут некоторые авторы?

У нас нет более древней карты, но опровергнуть «дикость и незаселенность» местности вокруг Верхнего может даже военно-топографическая карта 1870 года. Она интересна тем, что на ней обозначены курганы и «могилы», как называли издавна в Украине большие древние насыпи, и нанесены стежки-дорожки, большие и малые дороги. На карте четко видно, что давние дороги проходят мимо курганов. Цепочка курганов протянулась вдоль правого берега Верхней Беленькой и дальше – к верховью речки Миус. Даже если бы дороги не были обозначены, то, проведя по карте линии мимо курганов, мы бы получили маршруты тех же дорог, может, с незначительными неточностями. Эти дороги тысячи лет протаптывали те, кто издавна жил в этой местности, хотя и не всегда оседло. Жили и кочевые народы. От них и остались эти «могилы» с каменными «бабами» на вершинах. А если не было поселений российского государства, то это еще не означает, что местность была незаселенной. Перед поселением славяносербов на этой территории были зимовники и хутора беглого люда и запорожцев. А если они не подлежали переписи и налогообложению, то это еще не означало, что они не существовали. Ведь оставили же свои имена в топонимах местности какие-то Сава, Торский, Рябуха, Вергун, Лобов, Макар Безродный…

 

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 7 ноября

2018 года

Запись опубликована в рубрике Город, х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *