СЕРГЕЙ КАЛЕНЮК, НИКОЛАЙ ЛОМАКО: «ТЕРРАФОКСЫ И ДРУГИЕ ЛИСИЧАНЕ» (выпуск 17)

«История и краеведение Донбасса» (304)

Сергей Каленюк и Николай Ломако. Лисичанск. ЧП «Принтэкспресс», 2010 год, тираж 200 экз.

В этой книге читатель узнает о террафоксах, первыми заселивших лисичанские кручи,

которые ошибочно называют Сокольими горами, и о казацком прошлом Верхнего,о роли Григория Капустина, Леонида Лутугина и Дмитрия Менделеева в истории Лисичанска, о лисичанских корнях Петра Войкова, чьим именем названы десятки заводов, шахт, улиц, нечто новое о писателе Петре Северове, поэте Владимире Сосюре и его друге – лисичанском художнике Илларионе Горохе. Книга будет интересна тем, кто не равнодушен к истории своей малой родины – Лисичанску.

Книгу представляет библиотека «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» совместно с авторским проектом Александра Мазана «История и краеведение Донбасса». Автор публикации позволил себе некоторые редакторские правки…

 

(начало – в предыдущих выпусках)

 

…ТРЕТЬЯ РОТА. ВЕРХНЕЕ (часть 9)

… Как видим, когда основывалась Славяносербия, то поручик Михаил Прерадович осенью 1754 года привел свою 3-ю роту не в голую степь, а в местность с неплохой инфраструктурой. В селе Беленьком какие-то помещения остались, транспортное сообщение с Боровским было налажено, поэтому до снега гусары уже имели крышу над головой и возможность покупать провиант. Шанец, в котором закрепилась 3-я рота полка Депрерадовича, назвали шанцем Вышней Беленькой. Понятно, что от названия реки, которая протекала здесь, выше по течению (авторы  здесь и далее имели ввиду течение Северского Донца – прим. Александр Мазан), так как возле другой Беленькой, ниже по течению, расположился шанец Нижней Беленькой. Название речки Вышней Беленькой писалось с вариантами Верхняя и Ближняя Беленькая. Со временем, когда поселение начало прирастать местным населением, то название трансформировалось в более привычный вариант – село Верхнее.

Даже беглый взгляд на список 3-й роты (в подавляющем большинстве в историографии и топонимике употребляется название «Третья Рота» — прим. Александр Мазан) позволяет заметить некоторые интересные подробности. Возраст гусар – от десяти до тридцати пяти лет. Офицеры – преимущественно сербы, а вот рядовые гусары – волохи и «унгорцы». Есть и один десятилетний гусар сербской национальности – Григорий Иванов, а также один гусар – греческой, и тоже – Иванов, но в возрасте 31 год, который был женат и имел сына. Похоже, что, несмотря на различные национальности, эти Ивановы был отцом и сыном. Видимо, формирование рот проходило с затруднениями, поэтому брали и местных, но записывали их выходцами из Австрии. Не все жители тогдашнего Верхнего были гусарами. В поселке жили и свободные поселенцы. Так, гусары Михаил и Семен Драгниши имели родителей, которые тоже жили здесь. Но, их отец – Степан Драгниш, пожалуй, имел возраст, неподходящий для службы и в списке роты не значился. Постепенно гусары обзаводились хозяйством.

После объединения полков Депрерадовича и Шевича в единый Бахмутский гусарский полк, командиром Третьей Роты назначается капитан Иван Бранкович. В 1756 году в роте насчитывалось 62 бойца (странная интерпретация военного, служившего в гусарском полку. В те времена слова «боец», насколько понимаю, не употреблялось, а появилось оно уже в Красной Армии – прим. Александр Мазан). Через десять лет, согласно «экспликации Бахмутской (в оригинале – «Бахмутский» — прим. Александр Мазан) провинции», в селе Верхнем проживало 380 мужчин и 416 женщин. Селу принадлежало 6 200 десятин удобной и 264 десятины неудобной земли. Но, в этом же году была ликвидирована Запорожская Сечь и начались соответствующие изменения в административном и военном управлении.

А 24 декабря 1776 года Бахмутский гусарский полк был расформирован, его личный состав был направлен для формирования новых гусарских полков, куда записывали и бывших запорожцев. Тех, кто по возрасту уже не годился для службы, перевели в состояние военных поселенцев. Для них началась гражданская жизнь. Она не была легкой: периодические засухи и морозные зимы, нашествия саранчи, холера, цинга… Естественные потери населения села Верхнего в период с 1782-го по 1795-й год составили 527 человек: 235 мужчин и 292 женщины. Не все из них умирали – некоторые бежали из села. И все же прирост населения преобладал над потерями на 276 человек и число жителей Верхнего в 1795 году составило 884 человека при 106 дворах. Что интересно, прирост населения Верхнего происходил не столько за счет рождаемости, но и за счет возвращения военных, бывших гусар, которые после реформирования Бахмутского гусарского полка попали служить в различные подразделения, а теперь возвращались на место своей первоначальной службы…

 

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, 22 ноября 2018 года

Запись опубликована в рубрике Город, х История и краеведение Донбасса х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *