СЕРГЕЙ КАЛЕНЮК, НИКОЛАЙ ЛОМАКО. «ТЕРРАФОКСЫ И ДРУГИЕ ЛИСИЧАНЕ» (выпуск 15)

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 221)

Сергей Каленюк и Николай Ломако. Лисичанск. ЧП «Принтэкспресс», 2010 год, тираж 200 экз.

В этой книге читатель узнает о террафоксах, первыми заселивших лисичанские кручи, которые ошибочно называют Сокольими горами, и о казацком прошлом Верхнего,о роли Григория Капустина, Леонида Лутугина и Дмитрия Менделеева в истории Лисичанска, о лисичанских корнях Петра Войкова, чьим именем названы десятки заводов, шахт, улиц, нечто новое о писателе Петре Северове, поэте Владимире Сосюре и его друге – лисичанском художнике Илларионе Горохе. Книга будет интересна тем, кто не равнодушен к истории своей малой родины – Лисичанску.

Книгу представляет библиотека «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» совместно с авторским проектом Александра Мазана «История и краеведение Донбасса». Автор публикации позволил себе некоторые редакторские правки…

 

(начало – в предыдущих выпусках)

 

 ТРЕТЬЯ РОТА. ВЕРХНЕЕ (часть 7)

… Это действительно было порубежье между территориями, которые и донские, и слободские казаки считали своими. Изюмцы претендували на земли аж к речке Красной, но там уже были юрты донцев.  Потому и те, и другие искали защиты у царя. Петр I предпочел изюмцев, так как был заинтересован в заселении этих земель слободскими полками. Так было и в споре за Бахмутские  солеварни, когда царь опять не поддержал донских казаков, что и послужило толчком к началу Булавинского восстания. А после поражения Булавина донскому казачеству, активно его поддержавшему, было запрещено селиться на запад от станицы Луганской. Поэтому начиная с 1710 года у изюмцев сильных конкурентов на этой территории не осталось. И, вполне возможно, что «Казачий городок» на месте бывшей сторожи и будущего Верхнего стал принадлежать Изюмскому полку.

Против этого выступает автор книги «История города Лисичанска» Владимир Подов. Его поддерживают и некоторые другие историки, считающие, что до поселения славяносербов на правобережье Бахмутской провинции кроме Бахмута других поселений не существовало. Аргументы Подова в этом вопросе нам представляются ошибочными и недостаточно вескими. Он считает, что составители «Сборника статистических сведений по Екатеринославской губернии» ошиблись и вместо села Верхнее описали село Верхний Бишкин, т.к. ему доводилось видеть материалы переписи Бахмутской провинции за 1719-1720 годы, в которых на правобережье Северского Донца до Бахмута никаких поселений не зафиксировано. Контраргументов этому утверждению можно привести немало, но, не стоит отвлекаться. Скажем только, что указанная книга – это серьезное официальное издание, вызывающее доверия больше, чем мнение даже самого авторитетного краеведа. Почему составители «Сборника…» могут ошибаться, а Подов – нет? А в тех материалах переписи, которые видел Подов, отсутствуют и военные Бахмутского гарнизона. Но, это не означает, что их не было в действительности. Ибо перепись велась «мужского полу душ, подлежащих в подушный оклад», т.е. тех, кто платил налоги, а военные налогов не платили. Большая часть населения, жившего на этой территории, до 70-х годов не регистрировались еще общими ревизиями: переселенцы, иностранцы, украинское население, казачество, военные и тому подобные категории. Они учитывались в ходе различных отдельных учетов, не все из которых сохранились до сегодняшних дней. А в материалах I ревизии подсчитывались только российские жители отдельных населенных пунктов Бахмутской провинции.

У нас нет оснований не доверять названной нами книге. Поэтому вернемся к Верхнему, точнее, к «Казачьему городку», каким он был в 20-е года XVIII века. Это было военное приграничное поселение. Здесь несли службу казаки Изюмского Слободского полка. И служба у них была нелегкой. Нападения татар на территорию Слободской Украины, усиленные запорожцами из разрушенной по царскому указу Чертомлыкской Сечи, после поражения Мазепы не прекращались, а, наоборот, активизировались. Генеральный писарь Пилип Орлик, которого после смерти Ивана Мазепы запорожцы и шведский король признали гетьманом, продолжал дело предшественника. Он рассылал письма, в которых призывал слобожан выступить против русского царя, и договорился с крымским ханом о поддержке. В 1710 году на Харьковский полк совершил набег 50-тысячный татарский отряд, возглавляемый самим ханом. Им помогали отряды запорожцев, недовольных царскими притеснениями. В январе 1711 года был подписан документ, провозглашающий союз и дружбу Крыма и казацтва: «Как украинские, так и запорожские казаки с крымцами хотят объединиться и иметь их за верных друзей, братьев и приятелей». Однако, когда на Правобережье Украины под Белой Церковью войска, поддерживавшие Орлика, потерпели поражение, а поляки отошли на Полесье, то татары предали Орлика и принялись за грабеж. Такая неустойчивая ситуация в Слободской Украине продолжалась аж до 1720 года. Изюмский полк в это время сильно пострадал, материальный ущерб ему не удалось компенсировать даже на 10 процентов.

Этот период в истории Украины, связанный с поражением Мазепы, до настоящего времени еще остается плохо изученным (наверное, не все согласятся с этим утверждением Сергея Каленюка и Николая Ломако – прим. Александр Мазан)…

(продолжение следует)

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 16 ноября 2018 года

Запись опубликована в рубрике х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *