Просмотры 69

НИКИТА ЛОПАТИН: «У КОЛЫБЕЛИ ДОНБАССА» (часть 21)

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса»

«Лисичанскуголь»

«ЛИСИЧАНСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГОРНОГО ДЕЛА ДОНБАССА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 103)

(из истории Лисичанска)

В 1960-м году в Луганске тиражом 15 000 экземпляров вышла в свет книга известного историка и краеведа Донбасса Никиты Лопатина «У Колыбели Донбасса»,

посвященная 250-летию Лисичанска. Книга рассказывает об истории возникновения города, получившего гордое имя «Колыбель Донбасса», о первых «рудознатцах», нашедших на этих землях «Черное золото» — каменный уголь, ставший главным богатством Донбасса, о других основополагающих страницах истории Лисичанска и нашего края. Многие, в том числе и известные историки-краеведы, критически отнеслись к моей публикации страниц книги Владимира Подова «История города Лисичанска», считая, что Подов исказил историю Лисичанска и всего Донбасса. Поэтому для полноты картины нашей истории и для объективности, предлагаю вашему вниманию электронную версию книги Никиты Лопатина. Вам будет что сравнить и о чем поспорить. И только в споре рождается та самая истина, которая всех рассудит.

Само издание мне любезно предоставила сотрудник «Музея истории горного дела Лисичанского каменноугольного района»  ПАО «Лисичанскуголь» Елена Точилина. Следует отметить, что эта публикация является первой и пока единственной электронной версий издания. Публиковаться оно будет частями с определенной периодичностью (примерно один раз в три дня), затем книга  будет в целом формироваться на страницах «История и краеведение Донбасса» и «Лисичанскуголь» ресурса «Лисичанский Наблюдатель», а также на странице «Музей истории горного дела Лисичанского каменноугольного района» сайта ПАО «Лисичанскуголь» в рамках волонтерского проекта «История и краеведение Донбасса» поддержки «Донецкого областного краеведческого музея»  и «Музея истории горного дела Лисичанского каменноугольного района».

Отмечу, что книга написана, вернее, окончена в 1959 году во времена махрового социализма, что необходимо учитывать при ее прочтении. Следует учитывать, что автор позиционирует наш край, как Россию или Южную Русь. Поэтому не стоит удивляться, что десятилетиями формировалось подобное мировоззрение, которое и привело к нынешней политической ситуации на Донбассе, поэтому в некоторых местах я позволил себе некоторые реплики по этому поводу. Кроме того, меня удивляет сам топоним, если его можно так назвать, «Колыбель Донбасса», который автор излагает как колыбель Донбасса. Ведь Японию весь мир называет Страной Восходящего Солнца, а не страной восходящего солнца. Считаю это принципиальным и меня в этом поддерживают филологи, поэтому позволил себе называть Лисичанск именно «Колыбелью Донбасса», а не нарицательно, как это сделал в свое время Никита Лопатин и повторяют десятилетиями его последователи. В остальном стилистика, грамматика и пунктуация автора была сохранена, поэтому нарекания на такие фразы, как, например, «… из каменного угля выжигали кокс. Это в России был первый кокс из минерального топлива» следует адресовать автору, редактору издания М.Сычеву и корректору Л.Свинтицкой. Кроме того, автор во многих местах игнорирует имена тех или иных героев книги. Например, одним из автором  предисловия является лауреат Сталинской премии, доктор технических наук, профессор Н.Трупак, из чего непонятно, то ли этот лауреат женщина, то она – мужчина. Поэтому в тех местах, где это возможно, я уточнял полные имена тех людей, о которых пишет Никита Лопатин или «Н.В.Лопатин», как указано на обложке книги «У колыбели Донбасса», которую я и предлагаю вашему вниманию…

(начало – в предыдущих выпусках)

 

ГЛАВА IV

ЛИСИЧАНСКАЯ ШТЕЙГЕРСКАЯ ШКОЛА – ПЕРВАЯ ГОРНАЯ ШКОЛА НА ЮГЕ РОССИИ (часть 4)

Штейгеры Лисичанской школы, славившиеся лучшими штейгерами России, имели, однако,  меньше прав, чем штейгеры любых горных училищ. Учредитель горнотехнической конторы в Ростове-на-Дону горный штейгер М.Б.Краснянский, окончивший Лисичанскую штейгерскую школу в 1898 году, в своем докладе штейгерскому обществу в 1902 году об этом говорил: «Сравнивая права окончивших курс горных училищ по отношению с правами старой Лисичанской казенной штейгерской школы, мы видим, что Лисичанская школа больше всего здесь обижена. Так, например, Домбровское горное училище – школа последнего типа – там оканчивающие получают лишь звание помощника штейгера, что одно дает право считать ее ниже Лисичанской школы, а между тем, они звание личного почетного гражданина получают раньше лисичанских штейгеров, то есть через 10 лет, тогда как мы получаем этот через 12 лет. Поляковское горное училище тоже стоит ниже Лисичанской школы, а права равны с нашей школой. Такая же обидная разница по сравнению с Иркутским горным училищем. Из этого можно заключить, что Лисичанская школа основана на старых началах и все позднейшие школы, хотя и меньшую имеют программу, но права их расширены… Лисичанского штейгера теперь вы найдете и в Донецком бассейне, и на Кавказе, в Крыму и на севере Олонецкой губернии, и на Урале, и на далекой окраине нашего обширного отечества – в Сибири… Словом, лисичанский штейгер стал популярен: его спрашивали везде и везде он успел акклиматизироваться, крепнуть и расти. Он таким образом постепенно из мастера горного дела преображался в ближайшего помощника и толкового выполнителя проектных предначертаний горного инженера, но о правах-то его, о правах гражданских никто не вспомнил» (М.Б.Краснянский. «Записки донского штейгера». Ростов-на-Дону, 1915 год, стр.64-65).

О популярности лисичанского штейгера красноречиво свидетельствует такой пример. Штейгеры других училищ при поисках должности давали объявления в газетах, рекламируя себя как можно обширнее и выгоднее. При этом в объявлении они не называли школы, которую окончили. Вот один из образцов такого объявления: «Опытный штейгер, имеющий 7-летнюю практику, похвальные отзывы о своей работе, честен и отлично ведущий горные работы, желает получить место. На переговоры готов в любое время дня. Адрес узнать можно в редакции». («Горнозаводской листок» за 1891 год, №15).

А вот типичное объявление лисичанского штейгера: «Штейгер, окончивший Лисичанскую штейгерскую школу, ищет должность. Прошу адресовать: Харьков, Петровский переулок, дом общественной библиотеки, 18, Г.Г.Купчинскому, штейгеру». («Горнозаводской листок» за 1906 год, стр.8732).

В 1910 году управляющий Лисичанской штейгерской школой  Н.Добрынин писал: «Окончившие курс в Лисичанской штейгерской школе тотчас же прямо со школьной скамьи получали приглашение занять должности штейгеров на том или другом руднике. Лисичанских штейгеров приглашали не только на юг России и на Кавказ, а даже на Урал и в Сибирь. Спрос далеко превышал предложение». («Исторические и статистические заметки о Лисичанской штейгерской школе», стр.13, 1910 г., г.Лисичанск).

Таким образом, лисичанский штейгер давным-давно заслужил себе уважение всей России, но права его были ущемлены даже по сравнению с выпускниками других горных учебных заведений. Штейгерам Уральского горного училища с получением аттестата присваивалось звание личного почетного гражданина, что освобождало их от несения различных должностных повинностей. А лисичанскому штейгеру это звание присваивалось лишь через 12 лет. В связи с таким положением в 1902 году штейгер М.Б.Краснянский поднял вопрос о преобразовании Лисичанской штейгерской школы в штейгерское училище с тем, чтобы приравнять его в правах к Уральскому горному училищу. Он высказывался также за увеличение средств на содержание школы, увеличение штатных преподавателей и повышение им зарплаты, пересмотр устаревших учебных программ и т.д.  За преобразование Лисичанской штейгерской школы в Лисичанское штейгерское училище типа Уральского горного училища выступили горные инженеры: И.Н.Моренц, Н.С.Авдаков, С.Н.Сучков, В.А.Вагнер, А.Ф.Мевиус, П.В.Кулибин, А.П.Фрезе и многие другие. В 1909 году по этому вопросу в Министерство торговли и промышленности обратился совет съезда углепромышленников юга России. Но неповоротливый, бюрократический аппарат царского самодержавия промариновал этот вопрос много лет и только в феврале 1914 года разрешил его. 22 февраля 1914 года в №43 газеты «Правительственный вестник» было помещено сообщение о результатах корпоративного ходатайства штейгеров о преобразовании Лисичанской штейгерской школы. Лисичанская штейгерская школа была, наконец, преобразована в Лисичанское горное училище. К этому времени Лисичанская штейгерская школа из всех низших и средних горных школ и училищ была самой большой в России по числу учащихся в ней.

После преобразования Лисичанской штейгерской школы в горное училище значительно расширилась ее учебная программа при том же четырехлетнем курсе обучения. Были введены в качестве общеобразовательных такие предметы, как русский язык, алгебра, геометрия, физика, коммерческая география и черчение – техническое и проекционное, а также обязательный везде Закон Божий. Специальными учебными предметами являлись: химия, электротехника, механика (теоретическая, прикладная и горнозаводская), минералогия, геология, петрография и рудные месторождения, горное искусство, геодезия и маркшейдерское искусство, строительное искусство, спасательное дело, краткие сведения о горном законодательстве, счетоводство и рудничное хозяйство в правила подачи первой помощи.

Оканчивающим Лисичанское горное училище с 1914 года присваивалось звание горного техника, которое присуждалось после годичной практической работы на шахтах. Учащимся, не выдержавшим экзамена после окончания четвертого класса училища, присваивалось звание горного десятника. Только через три года они получали право представить отчет о практической деятельности и в случае его одобрения держать экзамены на звание горного техника.

За период с 1876 года (с первого выпуска) и до 1903 года включительно Лисичанская штейгерская школа выпустила 387 штейгеров. За тот же период выпустили: Уральское горное училище (старейшее горное училище в России, существовавшее с 1721 года) – 347 штейгеров, Домбровское училище – 196 помощников штейгеров, Иркутское училище – 68 штейгеров, Поляковское (Горловское) училище – 181 помощника штейгера («Горный журнал», 1911 г., т.III, стр.110).

Эти сравнительные данные показывают, что Лисичанская штейгерская школа была ведущей горной школой в России как по качеству, так и по количеству выпускавшихся специалистов-штейгеров. В дальнейшем Лисичанское штейгерское училище все время увеличивало выпуск специалистов. Он было действительно образцовым горным училищем России…

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 26 октября 2018 года

Запись опубликована в рубрике Город, х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *