Просмотры 56

«ЛИСИЧАНСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГОРНОГО ДЕЛА ДОНБАССА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 19) «ДОНБАСС. ГОД 1943» (часть 7)

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса»

«Лисичанскуголь»

«ДОНБАСС. ГОД 1943» (часть 7)

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» из фондов собственной библиотеки представляет электронную версию книги «Донбасс.1943-й», в которой опубликованы воспоминания участников Донбасской наступательной операции в годы Второй мировой войны. Эти события происходили ровно 75 лет назад в наших краях и, несмотря на известную идеологическую направленность тех времен и времен публикации книги, представляют огромный интерес для широкого круга читателей.

Воспоминания участников Донбасской наступательной операции в годы Второй мировой войны. Составитель – Георгий Тепляков. Донецк. Издательство «Донбасс». 1980 год.

«ЗА КРАЙ ШАХТЕРСКИЙ» (часть 1)

Дмитрий Иванович Станкевский, генерал-майор в отставке Советской Армии. Родился в 1903 году в селе Дюковка Борисоглебского района Воронежской области России. В период освобождения Донбасса в годы Второй мировой войны командовал 346-й Дебальцевской стрелковой дивизией 51-й армии. Почетный гражданин Дебальцево. На момент выхода книги проживал в российском Екатеринбурге.

В феврале сорок третьего советские войска вышли на рубеж юго-западнее Ворошиловграда (ныне – Луганск – прим. Александр Мазан). Здесь 346-я дивизия, которой я командовал, 187 дней прочно держала оборону. Солдаты вели разведку, изучали группировку врага в своей полосе, улучшали и укрепляли оборонительные рубежи. Днем и ночью совершенствовали свое боевое мастерство, готовились к предстоящему наступлению. К этому времени на вооружении врага появились новые танки – «Тигры» — и самоходные орудия – «Пантеры» и «Фердинанды». Отрабатывались навыки борьбы с этими новинками военной техники. Разведчики уходили в дерзкие поиски за «языками». Расскажу лишь об одном из них. Прижимаясь к холодной земле, разведчики 1164-го полка бесшумно продвигались вперед. В группе захвата находились рослые и крепкие ребята. Среди них – Закотный, Андреев, Корнеевский. Накануне днем наблюдатели облюбовали одиночный вражеский окоп-ячейку, пока не соединенный ходом сообщения с общей линии траншей. В окопе были два гитлеровца. Там ли они сейчас? Пристально всматриваясь, передний разведчик заметил впереди еле видные колеблющиеся точки: холод пробирал гитлеровских вояк, и они пританцовывали в промозглом окопе. Разведчики поползли к ним. Ежесекундно могла резануть очередь или вспыхнуть осветительная ракета. Ведь как ни таись, а движение двух с лишним десятков человек не скроешь.  Однако со стороны окопа по-прежнему слышался негромкий перестук кованых каблуков. Полоснула автоматная очередь. Гитлеровцы осели и затихли. Андреев схватился за руку: пуля прошла мякоть предплечья. Кто-то попытался прихватить пулемет, торчавший на бруствере, да не смог – тот был прикован цепью. Крики гитлеровцев и автоматные очереди взбудоражили противника. В небо взвились ракеты. Но разведчики уже стремительно неслись вниз – в спасительную балку Камышеваху, поросшую деревьями и кустарниками и разделявшую два фронта. Там благополучно укрылись и те, кто сопровождал «языка». Гитлеровцы, поняв, что случилось, взъярились не на шутку. То и дело рвались мины, над головами свистели трассирующие пули, вздымали болотистый ил на дне балки снаряды. И все же разведчики успели скрыться в траншее. Многие участники этого поиска были награждены.

Однажды Максим Иванович Беловодов, возглавивший с февраля штаб дивизии, доложил:

— Армия требует контрольного пленного. Надо установить, кто обороняется против нас.

Я распорядился провести разведку боем в районе безымянной высоты, что южнее Елизаветовки. Общее руководство разведкой возлагалось на майора Л.П.Чистякова. Вскоре он доложил о выработанном плане. В бой шли пять групп: захватывающая, обеспечивающая, отвлекающая, инженерно-химическая и огневого обеспечения. Непосредственно в разведке принимало участие 54 бойца. В полночь захватывающая группа сосредоточилась на исходном рубеже. Проволочного заграждения противника разведчики достигли бесшумно. Группа огневого обеспечения открыла огонь по пристрелянным целям. Через три минуты последовал сигнал атаки и артиллеристы перенесли огонь в глубину. Захватывающая группа под командованием старшего сержанта Свиридова бросилась в окоп и взяла двух пленных. Противник пытался контратаковать, но безуспешно. Тем временем химики и саперы поставили дымовую завесу, под прикрытием которой разведчики отошли. Разведка боем прошла отлично. Кроме захваченных пленных удалось подавить три дзота, уничтожить 60 фашистов.

Наиболее удачными в ту пору были вылазки дивизионных разведчиков. Командовал ротой лейтенант Х.М.Гатажоков – подлинный мастер своего дела. Приведу лишь один из эпизодов его боевой практики.

… Несколько суток командир роты и три разведчика провели на наблюдательном пункте в районе боевого охранения. Установили точное очертание переднего края обороны противника, который был тщательно замаскирован засохшим бурьяном. Разведчики выявили колючую проволоку, насчитали несколько дотов и дзотов. Между этими огневыми точками патрулировали автоматчики. Разведрота выполнила задачу без потерь.

Так проходила каждодневная, подчас незаметная фронтовая страда, в которой тяжело было не только разведчикам. Не легче приходилось саперам. В обороне им всегда находилось дело. Они строили сложные инженерные сооружения: доты, дзоты, командные и наблюдательные пункты, помогали пехотинцам и артиллеристам оборудовать окопы для огневых точек, узлов связи и делали многое-многое другое. Наиболее опасная и сложная работа выпала на долю дивизионных саперов, возглавляемых майором И.В.Шарыгиным. Они установили перед передним краем и в глубине обороны – на наиболее танкоопасных направлениях – множество противопехотных и противотанковых мин и густую сеть проволочных заграждений. Почти каждую ночь саперы уходили за передний край. При разведке боем они резали колючую проволоку и обезвреживали мины, прокладывая дорогу наступающим. Эта работа требовали от них большой сноровки, исключительной точности и была  полна всяческих неожиданностей.

В повседневных заботах об укреплении оборонительного рубежа, повышении боевого мастерства личного состава дивизии прошли март, апрель, май и очень жаркий июнь сорок третьего года…

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 1 октября 2018 года

Запись опубликована в рубрике х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *