Просмотры 75

«ЛИСИЧАНСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГОРНОГО ДЕЛА ДОНБАССА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 28)

ЮРИЙ КОСТРИЦА. «У ИСТОКОВ ГОРНОЗАВОДСКОГО ДЕЛА»«Лисичанскуголь»

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса»

ЮРИЙ КОСТРИЦА. «У ИСТОКОВ ГОРНОЗАВОДСКОГО ДЕЛА» (часть 14)

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» в рамках проекта «История и краеведение Донбасса»

продолжает публикации знаковых работ известных историков и краеведов. На этот раз вашему вниманию предлагаются «Очерки истории развития Лисичанского каменноугольного района» под названием «У истоков горнозаводского дела» одного из основателей «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» Юрия Кострицы , вышедшие отдельным изданием в российском Ростове-на-Дону в 1994 году

 (начало – в предыдущих выпусках)

 

ОБРАЗЦОВЫЕ КАЗЕННЫЕ РУДНИКИ (часть2)

… К середине 40-х годов прошлого (имеется в виду XIX cтолетие – прим. Александр Мазан) столетия Лисичанский рудник, обновленный несколькими новыми шахтами, вновь вызывает интерес промышленников и государственных деятелей, о нем сообщается в печати тех лет.

Среди многочисленных статей, опубликованных тогда, представляет интерес статья 1847 года редактора Главного статистического комитета Новороссийского края А.А.Скальковского, в которой, по сведениям Луганского горного завода (так называли Луганский литейный завод – авт.), приводятся некоторые подробности о Лисичанском руднике, о его возможностях  и значении для местной промышленности. Вот что он, в частности, писал:

«На Лисичьем Буераке это главнейший рудник Луганского горного завода и разрабатывается по всем правилам горного искусства. Здесь пластов семь, имеющих названия: Мейн, Сплинт, Орловский и Георгиевский (два последние – в Орловском Буераке). Они в 45 верстах от Бахмута. Там устроено два селения горнорабочих с 2 400 жителями обоего пола с ланкастерскими школами для всех детей и горным училищем для избранных учеников. Горнорабочих – до 500 человек. Завод потребляет до 300 тысяч пудов угля, но копи свободно могли бы добывать 1 миллион пудов» («Журнал Министерства внутренних дел». Санкт-Петербург. 1847 год, стр.349-350).

Развитие угледобычи на Лисичанском руднике сдерживалось отсутствием надежных средств доставки угля в черноморские порты и другим потребителям, находящихся на значительном удалении. Железных дорог в бассейне еще не было, а гужевой транспорт не обеспечивал необходимых перевозок. Небольшой опыт сплава угля по реке Северский Донец на этот период был, но он не позволял из-за снижения уровня воды в летнее время наладить регулярную перевозку топлива судами или баржами. Так, в 1837 году уголь на баржах перевозился до Ростова-на-Дону и Таганрога только во время половодья. В следующем году пароходом «Донец», принадлежащем Министерству финансов, из Лисичанска в Ростов-на-Дону  перевезли 300 тысяч пудов угля. А баржой специальной конструкции, изготовленной на Луганском заводе, по этому же маршруту перевозили уголь Ростовскому стекольному заводу и сало для дальнейшей отправки морем на зарубежные рынки. И, тем не менее, из-за сложностей судоходства дальнейшие транспортные работы по реке были прекращены.

В 40-х годах возникли еще трудности для продажи лисичанского угля. В области Войска Донского, на реке Грушевке, был заложен первый рудник и началась разработка антрацита. Грушевские шахты, расположенные вблизи водного пути, в течение нескольких лет стали основным поставщиком  топлива для Черноморского флота. Все больше грушевского антрацита стал потреблять и Луганский завод. Лисичанский рудник потерял надежного потребителя на Черном море и значительно сократил поставку угля в Луганск. Нависла угроза закрытия старейшего в бассейне казенного рудника.

Лисичанское каменноугольное месторождение считалось всегда перспективным и многие специалисты и государственные деятели  полагали прекращать здесь разработку угля нецелесообразным. Один из известных ученых и государственных деятелей России академик Г.П.Гельмерсен, посетивший в 1863 году Лисичанск, утверждал, «… что казенный Лисичанский рудник не должен быть упразднен, а, напротив, должен быть поддерживаем как образцовая разработка» (Г.П.Гельмерсен. Статья в «Горном журнале». Санкт-Петербург. 1865 год, стр.115-116). Для выхода из создавшегося трудного положения он предлагал переориентировать Лисичанский рудник на поставку угля солеварням Славянска, в город Харьков, а также в Харьковскую и Воронежскую губернии, где ощущалась большая нехватка топлива. Для разрешения этой идеи необходимо было ускорить начало строительства Южной железной дороги, потребность в которой для этого региона все возрастала.

Нашлось, однако, другое решение этой проблемы на государственном уровне. В 1864 году правительство решило строить в Лисичанске на средства казны чугунолитейный завод, который должен был стать основным потребителем местного топлива. Для поиска места строительства будущего завода сюда был послан горный подполковник Котляревский. После поездок по прилегающим к Лисичанску землям и окончательного выбора места строительства завода он писал: «Мы видели много удобных мест для постройки завода. Но лучшим, неоспоримо, надобно считать на берегу реки Донца в 1,5 версты от Лисичанского каменноугольного рудника. Местность эта гарантирует три важных выгоды: близость каменноугольного рудника, богатого запасами угля. Достаток рабочих сил, знакомых с горными работами. В 1,5 версты от найденной местности лежит большое селение Лисичанск. Река Донец обеспечит завод водою и представляет возможность сплава заводских изделий во все время открытия реки. Не говорим о том, что по ту сторону Донца есть леса, в которых вообще на юге большой недостаток. И, наконец, завод будет лежать почти что в центре пути по Южной железной дороге» (Котляревский. «Горный журнал», ч.1. Санкт-Петербург. 1865 год, стр.631-632).

И хотя завод должен был потреблять уголь с действующего рудника, в перспективе развития литейного производства предусматривалось строительство еще одной шахты. Закладка ее состоялась в 1866 году одновременно с началом строительства должна была стать мощным и достаточно механизированным по тому времени угольным предприятием. Ее строительство, однако, из-за сложных горно-геологических условий непомерно затянулось, и запуск в эксплуатацию состоялся лишь в 1873 году, когда Лисичанский казенный чугунолитейный завод, не выдержав конкуренции со стороны металлургического завода Юза, был остановлен. Тем не менее, инициаторам строительства «Шахты «Дагмара» удалось осуществить задуманное. Многие новшества техники были внедрены в производство и успешно заработали. Так, для откачки воды из шахты стали использоваться горизонтальные водоотливные машины  с одним паровым цилиндром. Подача воздуха в шахту осуществлялась вентиляторами, приобретенными в Германии. Подъем по стволу осуществлялся в одноэтажных клетях, оборудованных парашютами. Паровая подъемная машина имела производительность 300 тонн угля в сутки. Это была самая мощная в то время подъемная машина в Донецком бассейне, которая по производительности в превосходила в 10 раз первую паровую подъемную машину, установленную в 1859 году на шахте Русского общества пароходства и торговли в Александро-Грушевске (ныне г.Шахты Ростовской области России). Оборудование для подъемной и водоотливной установок изготавливалось на Луганском заводе, а его монтаж на шахте осуществлялся под руководством талантливого горного инженера Ивана Августовича Тиме. Ему же принадлежит идея обеспечения жителей Лисичанска питьевой водой из Северского Донца. Спроектированный и построенный Тиме водопровод подавал к специально оборудованным колонкам по чугунным трубам воду из реки тремя насосными станциями с паровыми приводами. Эта система водоснабжения поселка бесперебойно работала свыше 60-ти лет – до 1929 года.

«Шахте «Дагмаре» суждено было стать последней казенной шахтой на территории Лисичанского каменноугольного района. В 1892 году она была передана в аренду Акционерному обществу по производству соды в России «Любимов, Сольве и К°», построившему содовый завод в селе Верхнем.

В развитии угольного Донбасса «Шахта «Дагмара» сделала заметный вклад и теперь она передавала эстафету новому поколению шахт, принадлежавшим акционерным обществам, товариществам и частным лицам…

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 5 октября 2018 года

Запись опубликована в рубрике х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *