Просмотры 67

«ЛИСИЧАНСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГОРНОГО ДЕЛА ДОНБАССА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 27)

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса»

«Лисичанскуголь»

 «ДОНБАСС. ГОД 1943» (часть 15)

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» из фондов собственной библиотеки представляет электронную версию книги «Донбасс.1943-й», в которой опубликованы воспоминания участников Донбасской наступательной операции в годы Второй мировой войны. Эти события происходили ровно 75 лет назад в наших краях и, несмотря на известную идеологическую направленность тех времен и времен публикации книги, представляют огромный интерес для широкого круга читателей.

Воспоминания участников Донбасской наступательной операции в годы Второй мировой войны. Составитель – Георгий Тепляков. Донецк. Издательство «Донбасс». 1980 год.

 

«КРАХ ВРАЖЕСКИХ ЗАМЫСЛОВ» (часть 2)

Николай Степанович Майдан, полковник в отставке, родился в 1911 году в поселке Новотроицкое Волновахского района Донецкой области. Службу в Красной Армии начал в 1933 году. С 3 августа 1941 года – он в действующей армии на Юго-Западном фронте. В период освобождения Донбасса был старшим помощником начальника оперативного отдела штаба 2-й гвардейской армии. Живет в Донецке (на момент выхода книги – прим. Александр Мазан)

(начало – в предыдущем выпуске)

 

…С 23-го по 28-е июля на рубеже, достигнутом нашими войсками, шли тяжелые изнурительные бои. Противник неоднократно переходил в контратаки, но они стойко отражались гвардейцами. Саур-Могила три раза переходила из рук в руки. Гитлеровцы несли огромные потери. С 26-го июля их контратаки стали ослабевать, а 28-го июля – совсем прекратились. Саур-Могила уже находилась в наших руках. Но, с 25-го июля враг усилил действия бомбардировочной авиации. Группы из 50-60-ти самолетов несколько раз в день наносили бомбовые удары по боевым порядкам наших войск. 26 июля вражеские бомбардировщики произвели налет на командный пункт 2-й гвардейской армии, размещавшийся на западном берегу реки Миус северо-восточнее села Мариновка. Но, все обошлось благополучно. Фашистские самолеты, не долетев до КП примерно 200-300 метров, сбросили бомбы на рощу, где никого не было. Пострадала только полевая кухня, в которой готовился обед. Зенитчикам удалось сбить два «юнкерса». Еще больше усилила свои действия бомбардировочная авиация 29 июля. Она группами – по 100-200 самолетов – буквально целыми днями висела над этим небольшим плацдармом, нанося удары по боевым порядкам наших войск. Казалось, что на плацдарме никого не осталось в живых. Но, когда вслед за ударом авиации противник возобновил контратаку, в которой участвовало до 100 танков, вновь заговорили артиллерия и самоходные орудия. Противник потерял несколько танков, остальные, пятясь, скрылись за буграми. С 30 июля, когда наши войска осуществляли перегруппировку, готовясь для нанесения удара в южном направлении, гитлеровцы после массированного налета авиации предприняли контрудар, в котором участвовало с разных направлений уже до 500 танков. Бои на плацдарме достигли наивысшего напряжения. Превосходство в силе оказалось на стороне врага. Было установлено, что ликвидация этого плацдарма фашистское командование к 29 июля перебросило с Белгород-Харьковского направления, то есть с южного фаса Курской дуги, новые силы в составе танковых дивизий «Мертвая голова», «Райх» и 13-й танковой дивизии. Оттуда же была переброшена и авиация.

Для отражения танкового контрудара командующий артиллерией 2-й гвардейской армии генерал-лейтенант И.С.Стрельбицкий централизовал управление огнем всей артиллерии на этом плацдарме. Умело маневрируя постановкой заградительного огня и прямой наводкой, артиллеристы метко поражали фашистские танки. Лишь отдельные их группы прорывались через эту стену артогня в боевые порядки наших стрелковых соединений. Тогда гвардейцы, среди которых было немало моряков-тихоокеанцев, с возгласом «полундра» разили их противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью. В борьбе с танками Манштейна они имели большой опыт, полученный в декабрьскую стужу 1942 года на рубеже реки Мышкова, когда враг рвался из Котельниково на выручку войск Паулюса, находившегося в окружении под Сталинградом.

Здесь в районе Саур-Могилы, бойцы и командиры проявляли чудеса героизма. Они шли в бой с возгласом «Даешь Донбасс!» Особенно трудно приходилось гвардейцам 3-й и 33-й стрелковых дивизий. В последней был смертельно ранен командир генерал-майор Н.И.Селиверстов. При эвакуации самолетом в госпиталь он скончался.

Имея явное преимущество в живой силе и технике, враг теснил наши войска. За несколько дней занятый плацдарм сократился по глубине больше, чем наполовину. К исходу дня 2 августа на КП 2-й гвардейской армии прибыл представитель Ставки Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко. Собрав руководящий состав армии, он познакомил его с создавшейся обстановкой, сказав, что, по сведениям авиаразведки, противник грузит танки в железнодорожные эшелоны и спешит перебросить их снова под Белгород и Харьков. Но, сделать этого он не успеет. Завтра переходят в наступление на Белгородско-Харьковском направлении Воронежский и Степной фронты. Затем он представил нового командующего 2-й гвардейской армией генерал-лейтенанта Г.Ф.Захарова. Маршал объявил приказ Ставки Верховного Главнокомандующего войскам трех армий Южного фронта об их организованном отходе в ночь со 2-го на 3-е августа с занимаемого плацдарма на исходные позиции – левый берег реки Миус, где надлежало перейти к жестокой обороне.

Июльское наступление на Миус-фронте имело огромное значение. В ходе боев фашистские армии понесли большие потери. Как сообщал в штаб Южного фронта заместитель начальника оперативного отдела 5-й ударной армии Маслов, с 17-го по 28-е июля враг потерял 2 500 солдат и офицеров, 100 пушек разных калибров, 16 самолетов. В плен было взято 3000 солдат, захвачено два самолета, 60 орудий, 100 пулеметов, 600 исправных винтовок, много другого военного снаряжения.

5-я ударная, 28-я и 2-я гвардейская армии свою задачу выполнили: сорвали замысел фашистского командования осуществить из Донбасса вторую наступательную операцию «Пантера», в результате чего не был нанесен удар в тыл нашим войскам Юго-Западного фронта. Кроме того, оттянув на «Миус-фронт» значительные силы гитлеровцев с Курской дуги, войска Южного фронта помогли Красной Армии в решающей битве третьего военного лета. Немецко-фашистское командование в ответственный для него момент вынуждено было ослабить важнейшее Белгородско-Харьковское направление. А это создало еще более благоприятные условия для войск Воронежского и Степных фронтов, соединения которых готовились для перехода в контрнаступление. Таким образом, основная цель, поставленная перед войсками обоих фронтов, была достигнута. Они притянули на себя значительные силы противника с других участков советско-германского фронта, и, прежде всего, с Курской дуги, тем самым содействовали в завоевании победы под Курском. Советские воины в невероятных трудных условиях создавшейся обстановки показали высокие морально-волевые качества: отвагу, храбрость, высокое мастерство, верность своему воинскому долгу. Бесстрашно сражаясь с ненавистным врагом, они нанесли ему серьезный урон. Во многих дивизиях противника, действовавших против Южного фронта, потери составили 60-70% личного состава…

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 5 октября 2018 года

Запись опубликована в рубрике х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *