«КОГДА ЕДЕШЬ НА ЕВРОПУ…»

Город

В своих предыдущих выпусках «Свой Взгляд» откликнулся на обращение активистов лисичанской «Батьківщини» по поводу незаконной застройки спортивной площадки Лисичанской общеобразовательной школы № 14 по улице имени славного сына итальянского народа Гарибальди (прошу прощения у коммунистов, т.к. к своему стыду не знаю имя и отчество этого товарища, а также слыхом не слыхивал о его какой-либо принадлежности к нашему городу) платной автостоянкой неизвестного происхождения. Материалы эти назывались: «Похмелился и в школу», «В Лисичанске безвластие!». Речь там идет о том, что жители близлежащего многоэтажного дома возмутились тем, что прямо у школьных дверей работает пивной бар, а совсем недавно на школьной спортивной площадке кто-то построил огромную крытую автостоянку. Председатель лисичанской «Батьківщини» Вячеслав Теросипов в интересах громады обратился за разъяснениями в Лисичанский горсовет, на что первый заместитель несуществующего Лисичанского городского головы Андрей Шальнев сообщил, что городская власть никаких разрешений на застройку и прочие манипуляции со школьной территорией не давала и давать не думала. Отсюда и название второго материала. Оказывается, в Лисичанске можно просто так взять и построить на школьной территории что угодно, и заколачивать на этом деньги. Поскольку власти-то в городе. Раз ее нет, то Теросипов обратился в местную прокуратуру. Где же еще искать правду-матку, ежели не у нее. Тем более, что мы уже одной ногой в Евросоюз наступили, а эти дотошные европейцы перво-наперво разговор ведут о реформировании прокуратуры.

А теперь пришла черга узнать: как же работает эта реформированная прокуратура? Начнем с того, что ответ на письмо Теросипова датировано 11-м октября, а почтальон принес его в офис «Батьківщини» 20-го. Расстояние от прокуратуры до офиса – 323 метра. Но почтальоны у нас еще «нерефомированные» и письма в Лисичанске ходят очень странным образом. Поскольку в Лисичанске наступило «пакращення» с почтой, то ее вообще ликвидировали, и письма теперь из почтового ящика везут сначала в Северодонецк, где на него ставят штампик, а потом везут обратно в Лисичанск. Но даже для такой процедуры 9 дней – многовато. Ну да Бог с ней, с почтой. На нее европейцы так особо не серчают. Кстати, в Грузии, которой до Европы, как до Киева оригинальным способом передвижения (видимо, именно этот способ передвижения избрали в лисичанской прокуратуре и северодонецкой почте), давно введен электронный документооборот. Грузинский прокурор, вместо того, что переводить бумагу и чернила картриджа за наш с вами счет, покупать конверт, вкладывать туда письмо, слюнявить и наклеивать марки и нести его на почту, набирает текст в компьютере и по электронной почте высылает адресату. Быстро, дешево и не менее серьезно. Наш же прокурор государственные деньги из наших с вами налогов не считает. Он экономит на другом. Например, на письме под текстом стоит подпись на украинском языке «С.Малик». Я каждый день вижу по «Акценту» симпатичную даму, под которой стоит такая же фамилия. Не та ли это Малик? А может быть, он (она) Малык? Представьте себе, я буду писать очередное письмо в этот уважаемый орган, который с недавних пор увеличил свои размеры вдвое (я говорю о пристройке к зданию прокуратуры, а то подумаете всякое). Как мне к нему (ней) обращаться? Напишу «Уважаемый С.Малык». А если все же это она? Так она меня в порошок сотрет. А если напишу «Уважаемая», а он окажется… уважаемым? О какая «ромашка» получается. Неужели нельзя было написать свое имя? Или оно такое неприглядное, что его нужно стесняться. Так можно поменять. Уважаемый (ая) С.Малы(и)к! Экономьте лучше в другом месте. И потом. Как бы вы поступили на моем месте, когда нужно писать статью?

Идем дальше (правда, не вышеописанным способом, ибо очень уж долго будет. Впрочем, история с автостоянкой затянется надолго). Но, об этом – далее. Прокурор с приставкой «в.о.» в своем письме «керуется» ст. 21 Закона Украины «О прокуратуре». На самом же деле эта статья называется «Протест прокурора». Но ведь прокурор никаких протестов не писал. Ибо опротестовываются какие-либо решения в виде принятых документов. Здесь же мы имеем случай, когда никаких решений по самозахвату (уж простите меня, что я вместо деликатного прокурора назвал вещи своими именами) школьной спортивной площадки НЕ БЫЛО! На мой взгляд, необходимо было руководствоваться ст.20 «Полномочия прокурора». В частности, там есть пункт 3. Однако же, господин(жа) Мали(ы)к поступил «по-европейски». Он направил заявление Теросипова в Государственную инспекцию сельского хозяйства в Луганской области!!!

Вам смешно? Мне – не очень. Второй экземпляр он направил тоже в Луганск. На этот раз в Инспекцию государственного архитектурно-строительного контроля в Луганской области. Так кто из них будет разбираться? Или сразу оба? В документе за подписью Шальнева предельно ясно, что никаких документов на застройку не выдавалось. На представленных фотографиях предельно ясно, что на школьной территории построена стоянка площадью за сто метров квадратных, которую не заметить довольно сложно. Так что мешает плохому танцору принять решение об открытии уголовного производства, как это делается в Европе?

Нет. Надо пустить бумагу по кругу. Безработицы в этих конторах, я уверен, никогда не будет. Что остается делать обеспокоенным жильцам, школьникам, лишенным возможности заниматься любимыми видами спорта, совершенствоваться физически? Правильно. Идти в пивнуху. Благо, вот она – под самым носом. Жаль, что не загадочного прокурора. Он свое дело сделал.

В детстве, когда нашу спортплощадку ни одна… у нас забрать не могла, ходила поговорка, на мой взгляд, идеально корреспондирующаяся с нынешней ситуацией в поставленной враскорячку Украине: «Когда едешь на Кавказ, солнце светит прямо в глаз, когда едешь на Европу – солнце светит прямо… в другое место».

 Александр Мазан, 21 октября 2013 года

Запись опубликована в рубрике Город. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.