Просмотры 120

КЕН ДРАЙДЕН: «ХОККЕЙ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ» (часть 13)

«Спортивный Донбасс». Хоккей

К 45-ЛЕТИЮ СЕРИИ СССР — КАНАДА

Это событие в спортивном плане – одно из самых знаковых, которые отложились в сознании за долгую историю моего увлечения спортом и работы в спорте.

Тогда, в начале осени 1972-го весь бывший СССР прильнул к экранам телевизоров в ожидании серии матчей между хоккейной сборной СССР и сборной канадских профессионалов Национальной хоккейной лиги (НХЛ). Восемь матчей, которые потрясли весь мир. И не только спортивный. Я до мельчайших подробностей до сих пор помню каждый из этих восьми матчей. Об этих сражениях много написано, снято, рассказано. Но, всегда хочется обладать, как сейчас любят говорить, инсайдерской информацией. Одним из источников такой информации стала книга великого вратаря канадской сборной Кена Драйдена «Хоккей на высшем уровне». Она вышла в 1973 году в Канаде и США, а в 1975-м российское издательство «Прогресс» выпустило усеченный перевод книги на русском языке авторства Ф.Розенталя и В.Хоточкина. Ко мне это изрядно «поношенное» издания попало от известных ветеранов лисичанского футбола и любителей хоккея Андрея Проньки и Бориса Панченко (большое им спасибо, в том числе за проявляемое терпение). Хочется представить эту книгу нашим читателям с некоторыми собственными размышлениями и комментариями.

 

(продолжение)

 

1 сентября

Мы вылетели из Торонто в Монреаль и успели посмотреть всю тренировку советской команды в «Форуме». Наблюдая за тем, как они катаются на площадке, совсем не похожие на сильную команду, я вспомнил прочитанное некогда о том, что произошло с американским прыгуном в высоту, экс-рекордсменом мира и явным претендентом на золотую медаль Римской Олимпиады 1960 года Джоном Томасом. В течение нескольких дней два малоизвестных тогда русских прыгуна Валерий Брумель и Роберт Шавлакадзе не пропустили ни одной тренировки Томаса, а после просмотров расспрашивали его о технике выполнения прыжка. Томас смотрел, как они с трудом преодолевали планку, установленную на небольшой высоте, и всячески помогал им. Наступил финал соревнований по прыжкам в высоту. Вот тогда русские и заставили понервничать Томаса: Шавлакадзе выиграл золотую медаль, Брумель – серебряную, а Томас уехал домой практически с пустыми руками – с бронзой. Может, они хотят проделать то же самое с нами?

На утренней тренировке Третьяк, пропустивший восемь голов в Ленинграде, когда за ним наблюдали Джон Маклеллан и Боб Дэвидсон, только и делал, что цеплялся коньками за сетку ворот и пялил глаза на шайбу. Казалось, что нападающие во время броска вообще не умеют правильно распределять вес тела. Защитники выглядели большими и неуклюжими, они чуть не падали, когда им нужно было резко изменить направление движения. Во всяком случае, такими они мне показались… или мне просто хотелось их видеть такими?

Иногда это называют войной нервов. Русские могли быть довольны – первый раунд остался за ними. Им удалось произвести слабое впечатление на тренировке и одурачить нас лестными отзывами в наш адрес.

На трибуне появился Бобби Орр, минуту спустя к нему подошел кто-то из русских с ворохом бумаг и попросил автографы. «Для игроков», — объяснил он, и Бобби любезно подписал их. Бобби внимательно следил за перемещениями Третьяка в воротах, в особенности за тем, как тот неуверенно работал «ловушкой», и пришел к выводу, что Денису Халлу, Филу Эспозито да и всем остальным, будет над чем позабавиться. Все мы без исключения были теперь совершенно убеждены, что одержим над русскими легкую победу.

И все же мне кажется, что за три года, прошедших с тех пор, как я последний раз выступал против русских, их бомбардиры значительно улучшили свою игру. Они по-прежнему предпочитают разыгрывать шайбу в непосредственной близости от ворот. При помощи коротких, резких пасов они разыгрывают шайбу в ближней зоне, затем передают ее неприкрытому крайнему нападающему, который бросает практически по пустым воротам. Для вратаря нет ничего труднее противодействовать такой игре. Наша защита должна помешать русским нападающим играть таким образом, а для этого защитникам придется бросаться под шайбу и не давать русским приближаться к воротам.

В игре против «Нью-Йорк Рейнджерс» в прошлом году защитникам из «Монреаль Канадиенс» это не удавалось, и в результате американцы легко нас обходили. Вик Хэдфилд занимал прочную позицию в углу пятачка справа от меня и с этой точки забросил в мои ворота семь шайб. Разумеется, нашим защитникам приходилось беспокоиться и о бросках с дальней дистанции, которые я тоже мог пропустить. Когда команда обладает богатым арсеналом тактических приемов и с одинаковой легкостью  поражает ворота и с тридцати пяти и с трех футов, обороняться против нее чрезвычайно трудно.

Насколько я знаю русских, они прекрасно забрасывают шайбы с трех футов, но не слишком часто с тридцати пяти. Поэтому задача защиты команды Канады несколько облегчается.

Во время тренировки нас поразила не техника русских, а их физическая подготовка. Как нам и говорили, они находятся в прекрасной спортивной форме, и при всей нагрузке даже нисколько не вспотели. Владислав Третьяк удивил Эдди Джонстона своими акробатическими трюками, которые он выполнял всякий раз, когда шайба оказывалась на противоположном конце катка. Он плюхался грудью на лед и без помощи рук, рывком вновь вскакивал на ноги – и так 8-10 раз. «Ты можешь себе представить, чтобы это проделал Гамп Уорсли?» — заметил Эдди. Или, скажем, Кен Драйден.

По окончании тренировки Владислав Третьяк остался в зале, чтобы посмотреть, как работаем мы. Он очень похож на молодого Стэна Микиту. У него – румянец на всю щеку, который со временем сойдет от ежедневного применения бритвы. Он, вероятно, является «звездой», появившейся в результате осуществления программы ускоренной подготовки выдающихся вратарей. Дело в том, что в Советском Союзе было мало хороших вратарей, потому что у них мало игр, где спортсмен должен что-то ловить. Большинство вратарей НХЛ в прошлом играли в бейсбол, как я, например, выступая когда-то за команду Корнелльского университета. В СССР же в бейсбол не играют. Зато там очень популярен футбол, быть может, поэтому Третьяк так ловко орудует ногами.

Третьяк рассказывал, что начал играть в хоккей в семь лет и был сначала нападающим, как и его мать, которая увлекалась хоккеем с мячом. В ворота он встал в девять лет. В последние годы он просматривал фильмы о вратарях Эдди Джакомине и Жаке Планте и старался усвоить некоторые их приемы. «Мне бы еще самообладание Виктора Коноваленко», — заметил он в разговоре с нами. Виктор Коноваленко – известный советский вратарь по прозвищу «Медвежонок», защищавший ворота советской команды – победительницы Олимпийский игр и мировых чемпионатов шестидесятых годах.

Продолжая говорить, Третьяк наблюдал за бросками канадцев. Однажды он прервал свой рассказ вопросом: «Похоже, что Эспозито совершает бросок без всякой подготовки, верно?» Да, Владислав, верно. Он громко рассмеялся, когда переводчик спросил, почему он так плохо сыграл в ленинградском матче, на котором присутствовали Джон Маклеллан и Боб Дэвидсон. «Да, сыграл я тогда неважно, — согласился он. – Но, поймите, на следующий день у меня была назначена свадьба и, конечно же, мои мысли были заняты не хоккеем»…

 

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, 5 октября 2018 года

Запись опубликована в рубрике Спортивный Донбасс, х История и краеведение Донбасса х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: КЕН ДРАЙДЕН: «ХОККЕЙ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ» (часть 13)

  1. Олександр Мазан говорит:

    Понятно, что еврей Розенталь и русский Хоточкин в те времена особо не «парились» по поводу некоторых нюансов и тупо перевели выражение Кена, что Брумель и Шавлакадзе были русскими. На самом деле — Валерий Брумел в паспорте был записан украинцем, родился, вырос и сформировался, как спортсмен в Украине — он наш земляк из Луганска, а Шавлакадзе — чистейший грузин. Вот так зачастую и формировалось величие «русской» нации. Наверное, мне необходимо было сделать это уточнение в самом тексте публикации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *