Просмотры 27

«ДОНБАСС. ГОД 1943» (часть 26)

«История и краеведение Донбасса»

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса»

«Лисичанскуголь»

«ЛИСИЧАНСКИЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ ГОРНОГО ДЕЛА ДОНБАССА» ПРЕДСТАВЛЯЕТ (выпуск 68)

«Лисичанский музей истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь» из фондов собственной библиотеки представляет электронную версию книги «Донбасс.1943-й», в которой опубликованы воспоминания участников Донбасской наступательной операции в годы Второй мировой войны. Эти события происходили ровно 75 лет назад в наших краях и, несмотря на известную идеологическую направленность тех времен и времен публикации книги, представляют огромный интерес для широкого круга читателей.

Воспоминания участников Донбасской наступательной операции в годы Второй мировой войны. Составитель – Георгий Тепляков. Донецк. Издательство «Донбасс». 1980 год…

(начало – в предыдущих выпусках)

 

«ВОЗДУШНЫЕ СПАЙПЕРЫ» (часть 1)

Иван Ильич БАБАК, майор в отставке, Герой Советского Союза, родился в 1919 году в с.Алексеевка Днепропетровской области, в 1940 году призван в Красную Армию, после окончания в мае 1942 года Сталинградского (Волгоградского) военного летного училища в составе 9-й Мариупольско-Берлинской гвардейской истребительной авиационной дивизии освобождал Донбасс. Живет в Полтаве (на момент выхода книги – прим. Александр Мазан).

В начале августа 1943 года наша дивизия перебазировалась с Кубани на один из полевых аэродромов Южного фронта, чтобы принять участие в предстоящем наступлении. Об этом нетрудно было догадаться по тем заданиям, которые ставились перед летчиками. Мы прикрывали с воздуха наземные части. Летали небольшими группами, чаще всего – четверками. Обычно перед вылетом командир полка и начальник штаба указывали нам определенный участок патрулирования и каждый раз предупреждали не допускать в район Миуса фашистские самолеты-разведчики…

На многие километры вокруг не видно никаких населенных пунктов. Большая ровная площадка, служившая аэродромом для нашего 100-го гвардейского полка, была окружена сплошными зарослями полыни. Лишь кое-где около сгоревших и разрушенных построек  стояли в одиночестве вишни и яблони, напоминавшие о том, что когда-то тут были села, жили люди. Война сравняла все с землей. От виденного сердце сжималось в комок, переворачивало душу.

Полуденное солнце жгло немилосердно. Горячий спертый воздух наполнен ароматом полыни. Летчики с надетыми парашютами прячутся в тени под крыльями самолетов, с нетерпением ожидая сигнала к вылету. Наконец-то раздается команда: «По самолетам!», и все приходит в движение. Одна за другой взлетают в небо быстрокрылые машины.

Набрав высоту, ощущаю приятную, живительную прохладу. Внимательно осматриваюсь. Кругом – сплошная дымка, затрудняющая наблюдение.

— Бабак, слева чуть выше – самолет противника. Направление полета – в наш район, — сообщает по радио ведомы Петр Гучек.

— Вижу. Идем на сближение.

— Понял, командир, — отвечает ведомый.

Молодчина Петро. Недавно я взял его ведомым. Успехи молодого летчика радуют: он внимателен, собран в полете, хорошо ориентируется, быстро выполняет нужные маневры, уже одержал несколько воздушных побед над врагом. Вот и сейчас он вовремя заметил «раму». Даю команду второй паре уходить в сторону, чтобы перехватить вражеский самолет, если тот вздумает удирать. А мы с Гучеком с ходу идем в атаку. Фашистский летчик, заметив нас, начал выделывать такие стремительные виражи, что не сразу удается поймать «раму» в перекрестие прицела. И все же улизнуть ей не удается. Светящиеся трассы пуль и снарядов летят прямо в гитлеровский самолет. Но, он продолжает полет. Еще атака! Пытаясь оторваться от преследования, вражеский  летчик идет га крайнюю меру – ловким движением переворачивает «раму» через крыло и она несется к земле. Но, и эта уловка не достигает успеха: мы неотступно преследуем, не теряем ее из вида, поочередно атакуя разведчика. У самой земли летчик выводит самолет из крутого пикирования и, бросая его в разные стороны, продолжает лететь на бреющем. Теперь он уже не маневрировал, а несся над самой землей, наклонившись чуть набок, как бы медленно разворачиваясь вправо. «Как же мы промазали?» — злился я, преследуя уходящего врага, пытаясь в отчаянии давить на гашетки оружия. Но, пулеметы и пушки молчали – весь боекомплект был израсходован. Видно, слишком торопились с Петром в начале боя, неэкономно вели огонь.

Неудобно было докладывать командиру, что упустили фашистского разведчика, хотя и не дали ему возможности проникнуть в глубь обороны наших войск. Командир не стал упрекать нас, а летчики, слышавшие мой доклад, потом подшучивали надо мной:

— Да ты не отчаивайся, Бабак. Когда снова встретишь «раму», бей лучше по кабине, а не по фюзеляжам. Ведь у нее их два, а в середине – пустота. Вот и промазал…

Прошло немногим более часа, меня срочно вызвали на командный пункт полка. Начальник штаба майор Рыжов, улыбаясь, сказал:

— Получено сообщение с фронта. Ваша «рама», Бабак, приземлилась в расположении наших войск, на первой линии обороны. Здорово вы ее обработали, вся в пробоинах, оба члена экипажа скончались в самолете. Наземное командование благодарит вас за сбитый воздушный разведчик и просит представить к наградам. Молодцы!

В боевое донесение начальнику штаба пришлось вносить существенные изменения к моему докладу: «Задание по прикрытию наземных войск выполнено. Фашистский разведчик, пытавшийся разведать нашу прифронтовую полосу, сбит летчиками Иваном Бабаком и Петром Гучеком»…

(продолжение следует)

 

Александр Мазан, специалист «Лисичанского музея истории горного дела Донбасса» ПАО «Лисичанскуголь», 16 октября 2018 года

Запись опубликована в рубрике х История и краеведение Донбасса х, х Лисичанскуголь х. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *